Секундная задержка недопустима: Андрей Кобец — об отечественных разработках и передовых технологиях в операционных

Авторы
Андрей Сергеевич Кобец
Андрей Сергеевич Кобец

Умная помощь

Андрей Кобец, генеральный директор ООО «Медицинские системы визуализации»
Андрей Кобец, генеральный директор ООО «Медицинские системы визуализации»

— Андрей Сергеевич, на прошедшем недавно форуме «Медицина молодая» большое внимание уделено инновационным проектам и разработкам в сфере здравоохранения. Расскажите, какие интересные разработки есть сейчас у вас для помощи врачам?

— Мы ведем ряд разработок, в том числе с применением искусственного интеллекта. Основные направления получили название умных операционных и реанимаций. Их так называют за современную «начинку» и сервисы.

— На самой значимой и масштабной выставке года «Здравоохранение-2023» вы представили свои достижения в цифровой хирургии. Расскажите, пожалуйста, что же такое — «умная» операционная?

— То, что мы предлагаем в качестве разработки, — это набор сервисов и предложений, которые помогают хирургам более качественно выполнять свою работу. Речь идет о системе принятия решений и подсказок для медиков, выявления ошибок. По факту — это набор приборов, датчиков, мониторов и камер, систем, фиксирующих данные медицинского оборудования. Все сведения в режиме реального времени записываются для последующего разбора врачами, доступны они потом и для трансляции среди коллег. Также эти данные востребованы и для оказания помощи с помощью телемедицины и удаленного доступа. Таким образом, врачи могут попросить помощи во время операции у своих коллег из других медучреждений или обратиться к искусственному интеллекту.

 

Качество изображения

— Как подстроить современные технологии под врачей? Должны ли системы, мониторы и камеры быть настроены под конкретного специалиста, или все же они должны быть универсальными?

— Чтобы ответить на этот вопрос, нужно разбить его на блоки. Для начала отмечу, что хирурги как врачи очень долго обучаются. В российских вузах есть свои традиции, школы, ритуалы врачевания. Все это сказывается на том, как работает конкретный специалист, на выбор его инструментов, методов и прочее. Кроме того, важную роль играет специализация самого хирурга — в ортопедии, травматологии, при лечении детских болезней и т.д. Подчеркну: вся инфраструктура операционной должна быть настроена именно на врача. Он здесь как дирижер — все необходимое располагается под его рукой, все доступно, удобно.

При этом стоит понимать, что операционная — это стерильная зона, доступ к которой строго ограничен. Даже для других медиков. Наладить контакт между чистой зоной и внешним контуром даже в режиме обычной видеоконференции — сложная задача, решение которой зависит от информационных и инфраструктурных мощностей больницы. И здесь появляется другая задача — получение и передача онлайн высокого качества изображения, столь необходимого медикам. Просто представьте: секундная задержка видео обычным человеком практически не заметна, а для оперирующего врача — недопустима. Каждая доля секунды важна, неправильная настройка систем может обернуться роковой ошибкой, поэтому важно не только высокое качество изображения, но и стабильная передача данных на больших скоростях. Именно поэтому «сердце» и «мозг» инновационных операционных должны четко и слаженно работать. К ним относятся: мониторы, на которых в режиме реального времени выводится видео и аудио, эндоскопические стойки, аппараты УЗИ, ангиографы, КТ, МРТ, другие аппараты и видеокамеры. Все вместе это должно работать как самые надежные часы: четко, просто, понятно. Причем каждой из перечисленных единиц оборудования может быть несколько штук. Как-то мы работали с операционной, где было размещено 18 видеокамер.

— Речь идет о внешних камерах?

— Не только о них. Есть и камеры, которые заводятся внутрь организма человека при выполнении малоинвазивных операций. Они встроены в так называемые эндоскопические стойки. Благодаря им врач под разными углами может посмотреть на органы и их состояние. Медикам помогают также аппараты УЗИ, ангиографы, рентген, томографы. Последние, кстати, выдают более 12 изображений во время операций. Количество источников меняется в зависимости от оперативного вмешательства. Среди них есть и источники дополненной реальности.

— О чем в последнем случае речь?

— Это устройство, похожее на специальные очки. Надев их, врач получает дополнительное изображение на теле пациента. На картинке — расположение внутренних органов. Новация чаще используется в травматологии и нейрохирургии. Изображение «собирается» заранее — на основе данных КТ и МРТ, которые затем лягут в основу определенной модели для врача. Медики получают дополнительную навигацию по телу пациента. Это важно для продвижения инструментов во время сложных вмешательств. Например, в нейрохирургии важен каждый миллиметр, а от точки входа и траектории движения инструмента порой зависит успех всей операции. Чтобы избежать ошибок, составляется своего рода «дорожная» карта пациента. Благодаря ей врач получает полное представление о том, как использовать инструменты наилучшим образом, без лишних надрезов.

— Только ли хирург видит всю информацию?

— Необходимую информацию получает не только хирург, которого можно назвать главнокомандующим всей операции, но и вся бригада. В ее составе может быть от 3 до 12 человек. Больше всего медиков задействовано при пересадке органов. И каждый из них следит за определенными показаниями. Так, анестезиолог контролирует данные жизнедеятельности у пациента, чтобы во время вмешательства он оставался в наркозе, был в нужной его фазе. У него — свои мониторы. Медсестры следят за положением инструментов, чтобы у врача все было под рукой, в четкой последовательности. Доступ к телу, закрытие надрезов, наложение швов — эти данные тоже в поле зрения медиков. И расположенные в операционной мониторы доступны всей бригаде. Бывает и три, и четыре, и восемь экранов, в зависимости от вида проводимых операций. Важно, чтобы они не мешали врачам и были расположены самым удобным образом. Применяются также специальные консоли, так называемые длинные руки для их управления, а также микроскопы, которые выводят на экран информацию. Есть мониторы, предназначенные только для главного врача стационара. Во время своего обхода он может просмотреть ход операции, конкретные ее фазы, перемотать видео на нужный этап, при этом не отвлекая оперирующего хирурга. Главврачу доступны разные ракурсы и источники получения информации — те же микроскопы, эндоскопические стойки, ангиографы и др. Данные с каждой установки аккумулированы на экранах.

— Вы говорили о качестве изображения. Как оно настраивается?

— Оно должно быть неподдельно высоким. И здесь важную роль играют настройки глубины контраста и цветопередача. Важно понимать, что хирургам приходится помногу работать. Он может простоять и восемь часов на ногах. Как человек, он, конечно же, устает. Чтобы поддержать врачей, для них создаются комфортные условия. Речь идет о так называемой практике разных цветов и их корректировке. Свою роль играет освещение операционной, а также внутренние настройки цветопередачи. Например, надевая 3D-очки, хирург никогда не выбирает синюю гамму. В ней особенно ярко начинает блестеть белый цвет. Такое отражение дает очень сильное напряжение на глаза хирурга. Его убирают, выбирая нужную цветовую гамму.

Дорогу — инновациям

— Андрей Сергеевич, какие преимущества получают российские врачи благодаря этим разработкам?

— Технологиям и инновациям открыта дорога всегда. Их постепенное внедрение происходит во всех городах: и в Москве, и в регионах. Наши разработки представлены более чем в 20 субъектах России. В столице умные операционные обустраивают в больнице имени Вересаева. Строятся и другие флагманские стационары в городе, где появятся умные операционные. При этом мы плотно работаем с медицинскими институтами, в частности, со знаменитой Сеченовкой. Наши разработки находятся в том числе и на контроле столичного Департамента информационных технологий. С ведомством плотно работаем уже два года, внедряя лучшие практики в Москве. Подчеркну: российская столица по внедрению новаций впереди планеты всей! Не только в стране, а вообще — в мире!

— Речь о конкретной инициативе?

— В Москве активно применяется искусственный интеллект (ИИ), который может выявить сразу семь заболеваний грудной клетки на компьютерной томограмме. Это рак легкого, пневмония, остеопороз позвоночника, аневризма аорты, легочная гипертензия, гидроторакс и ишемическая болезнь сердца. И если в мире только проводят тестирования, то Москва уже активно внедряет современные технологии, и они дают потрясающие результаты! А целевые программы и контракты жизненного цикла позволяют отследить использование новаций.

— Андрей Сергеевич, а какой потенциал сейчас у молодых ученых? Можно ли сказать, что будущее российского здравоохранения в надежных руках, и медицина будет стремительно развиваться и совершенствоваться, благодаря чему в будущем продолжительность жизни у населения вырастет, а качество жизни станет значительно лучше?

— Очень важно подмечено про ученых. Современные хирурги — это не просто врачи, а именно ученые, которые долго учатся, постоянно занимаются своим развитием. Выбирая эту профессию, молодые специалисты не только воспринимают традиционные школы врачевания, но и добавляют к накопленному богатому опыту передовые технологии. Можно сказать, что будущее медицины в руках молодых? Да, конечно! Все нацелены на то, чтобы повысить качество медицинского обслуживания населения, способствовать росту продолжительности жизни населения. Это и сами врачи, и государство, и бизнес, и разработчики. Профильные форумы, например, форум «Медицина молодая» — тому подтверждение. Медицина перестала жить за отдельными закрытыми дверьми. Реализуется огромное количество программ для развития всех сфер здравоохранения. Инновации в медицине нацелены прежде всего на благополучие пациентов. И их нужно как можно активнее масштабировать, чтобы в каждом уголке нашей страны были возможности грамотно, максимально профессионально помогать людям. Чтобы врачи при этом имели возможность проводить операции быстрее, освобождая время для своего дальнейшего развития и обучения. Так, сокращая время проведения вмешательства на 10 — 15 процентов, мы освобождаем до трех дней в месяц специалистам. Он их может потратить на обучение персонала.

Помощник для творцов

— Насколько сегодня искусственный интеллект может быть помощником для врача?

— Для начала обратимся к термину — «система поддержки и принятия решений». Все существующие для врача системы должны навигировать, подсказывать ему действия. Следующая ступень — внедрение сервисов, обученных с помощью искусственного интеллекта. Они нужны там, где у врача очень много информации о состоянии пациента, а объективные выводы о его диагнозе сложно сделать. В Москве искусственный интеллект уже помогает выявить намеки на серьезные заболевания, прежде всего онкологические. Представим себе компьютерную томографию. Благодаря ей врач получает 256 срезов одного органа или его участка для диагностики заболевания. По факту, это одинаковые картинки, которые должны посмотреть врач или диагност. Искусственный интеллект помогает врачу обратить внимание на конкретные точки. Так специалист не пропустит что-то важное при постановке диагноза. Врач еще раз просмотрит информацию и сопоставит ее со своими выводами или предположениями.

— Не будет ли в такой ситуации врач перекладывать принятие решений на искусственный интеллект?

— Разговоры об этом идут давно, и не только в медицине. Химики, генетики, автопилоты, ученые в разных отраслях обсуждают, нет ли опасности замещения. Мы убеждены, что искусственный интеллект — это инструмент, который призван именно помогать. Любые средства и сервисы — от мобильного устройства до приложений на нем — не имеют ценности без человека как пользователя, оператора, творца, и того, как он использует эти возможности. Можно провести параллель с прошлым: как создал свои шедевры Микеланджело? Ответ прост: с помощью тех же инструментов, что были доступны и другим художникам. Так и в случае с искусственным интеллектом: это инструмент, применение которого зависит именно от человека. Истинные медицинские российские школы направляют молодых специалистов, давая им новые инструменты, которые позволяют помогать спасать людей.

— Какие примеры можно здесь привести?

— Раньше некоторые операции требовали много усилий, а пребывание пациентов в стационаре занимало большое количество дней. Например, удаление желчного пузыря (холецистэктомия). Полостная операция раньше занимала шесть часов, отличалась высокой травматичностью, при этом пациент проводил в больнице от 7 до 10 дней. Теперь операция занимает полтора часа, а пациент выписывается из стационара через два дня. Малоинвазивные вмешательства делаются через аккуратные проколы, без больших разрезов и долгих периодов заживления. Как итог, мы видим, что операции поставлены на поток: вместо четырех можно провести 40. Больше людей получают помощь своевременно. Чтобы врачей быстрее навигировать, в действие вступает как раз искусственный интеллект. Он подскажет, организует, даст в случае необходимости команды. Операции станут проводиться еще качественнее и быстрее. Это происходит здесь и сейчас.

Внутренний рынок

— Какие решения реализуются вами в условиях санкций и импортозамещения? Насколько трудно их претворить в жизнь?

— Импортозамещение для бизнеса было в первое время сложной задачей. Доступ к технике, новациям, деталям оказался ограничен. Но спустя время можно сказать, что это не нас закрыли от санкций, а мир не получит наших разработок. В других странах не хватает наших идей. Возможно, у них есть более развитое оборудование, но нет наших решений. Мое наблюдение: нужно было раньше сосредоточить идеи, новации, технику внутри страны. Специалистов привлекал зарубежный рынок. Теперь никто не думает выйти за рубеж, все новации остаются в стране. И они обязательно дадут свои плоды. Тот же форум «Медицина молодая» свидетельствует о том, что отечественные разработки востребованы, а российские компании с честью принимают все вызовы. Каждая из них — на пике. Это значит, что перспектива есть, а весь русский мир объединяется вокруг стимулирования производств. Никто не отвлекается на импорт, есть сосредоточенность внутри рынка. Мы обязательно догоним и перегоним в инновациях.

— А над чем сейчас работает ваша команда? Можно ли ожидать в ближайшее время новые открытия?

— Мы работаем над облачным сервисом, в котором мы собираем данные проведенных операций. Информации много, она защищена законом о персональных данных. Что она нам даст? Чем больше сведений об операциях, их этапности, о применении эффективных методах, тем больше возможностей получат врачи, студенты и интерны, проходящие обучение и практику. Мы создадим платформу, которая объединит врачей, разработчиков, бизнес и производителей. Благодаря такой кооперации в стране появится больше изобретений. Лучшие идеи будут доступны прямым пользователям — будущим и настоящим медикам, которые смогут изучить и воспользоваться самыми качественными методами и практиками.